Как пропаганда велошлемов мешает безопасности

Велосипедные шлемы были созданы ради безопасности. Но в современном мире они часто служат совсем другим целям. Рассказывает Энджи Шмитт.

Когда в США заходит речь о безопасности велосипедистов, акцент чаще всего делается на шлемы. И это работает: доля людей, которые ездят в шлемах, велика. Проблема в том, что, если посмотреть на цифры, такой подход ничем не оправдан: доля велопоездок в Америке ниже, чем во многих других странах, а количество летальных случаев и тяжелых травм на каждый велокилометр — выше.

Предлагая велошлем как главное решение проблемы безопасности, политики стимулируют поездки на автомобиле.

Грегг Гальвер, профессор Университета Гейдельберге, не видит ничего удивительного в том, что в стране, одержимой велошлемами, поездки на велосипеде остаются рискованым занятием. Предлагая велошлем как главное решение проблемы безопасности, вместо того,чтобы снижать скорость автомобилей и строить велодорожки, политики стимулируют ничем не ограниченное использование автомобилей. Об этом Гальвер пишет в своём статье, опубликованной в журнале Applied Mobilities.

Чтобы понять, каково на самом деле отношение политиков к велотранспорту, учёный проанализировал сайты транспортных департаментов в 25 городах США. Содержание этих ресурсов убедило его в том, что американские власти имеют “преувеличенную и, предположительно, беспочвенную фиксацию на шлемах”.

phoenix-helmet-graphic
Обложка комикса о безопасности из Финикса.

В Финиксе чиновники вывесили на сайте жутковатый комикс, предостерегающий детей от поездок на велосипеде без шлема. Это типичный пример запугивания. Хотя информация, посвященная шлемам, не была подробной, все города, кроме Атланты, написали о них. При этом, как отмечает Гальвер, чиновники считают шлемы главным средством профилактики ДТП с трагическими последствиями. Такой вывод он сделал, основываясь на нескольких ключевых признаках:

  • Информация о шлемах была приведена на главной странице рубрики, посвящённой велотранспорту, а в перечне средств безопасности шлемы фигурировали на первом или одном из первых мест.
  • Призывы надевать шлем сопровождались восклицательными знаками, выделялись шрифтом и так далее. К примеру, на сайте города Эль Пасо, использовался капслок: “НАДЕНЬТЕ ШЛЕМ!”.
  • Велосипедисты на официальных сайтах всегда изображаются в шлемах, иного не дано. “Это своего рода религия — шлем преподносится как непременный атрибут приятных, безопасных велопоездок и аксессуар ответственных людей”, — говорит Гальвер. Такие иллюстрации, по его мнению, усиливают акцент на необходимости шлемов.
  • Информация о шлемах подаётся в морализаторском тоне, подводя читателя к мысли о том, что «использование шлема не вопрос личного выбора, а моральный долг велосипедиста».

IMG_5072.JPGТолько в Миннеаполисе сайт говорил о том, что ношение шлема является личным выбором, поскольку закон штата Миннесота ничего подобного не требует.

Почему же чиновники так зациклены на шлемах? Гальвер считает, что такое отношение — продукт автоцентричной культуры. “Разговоры о шлемах заставляют нас забыть о том, насколько опасны машины, сводя значимость этой проблемы к нулю”.

cycling_2.jpg
Австралийская реклама велосипедных шлемов.

“Это перекладывание ответственности, — пишет учёный. — Настаивая на том, что велосипедисты сами несут ответственность за свою безопасность и предлагая в качестве решения всех проблем велошлем, чиновники перекладывают ответственность за последствия ДТП на жертву”. 


320b832f-4012-4a8d-b4f4-e899d1dd6142 (1)ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
ПЯТЬ ВЕЛОШЛЕМОВ ДЛЯ МОДНИКОВ. КАКОЙ ВЫБРАТЬ?


И всё же, исследование оставляет место для оптимизма — Гальвер сравнил данные из 20 городов за 2015 год и из 25 городов за 2017 год. Всего за два года, как отмечает учёный, многие города отказались от агрессивного продвижения шлемов в пользу рекомендаций и предостережений. В материалах Сан-Франциско, Детройта и Бостона, датированных 2017 годом, уже можно найти велосипедистов без шлема. Гальвер делает вывод, что чиновники больше не считают ношение шлемов обязанностью велосипедистов.

Фото вверху: Mikael Colville-Andersen.