Наука & Жизнь

Облачный прокат — за или против?

Облачный велопрокат шагает по планете. Такие системы не имеют станций, не требуют инвестиций из бюджета и дают пользователям максимальную свободу передвижения. Вопрос в том, насколько они жизнеспособны в нашем несовершенном мире.

В России первая облачная система под названием Gobike заработала прошедшим летом в Альметьевске. Ожидается, что на следующий год облачный прокат, но уже от бренда Оfo, появится в Москве. От уже привычного городского проката типа «Велобайка» такие системы отличаются отсутствием станций. Их запуск не требует инвестиций от города — все расходы берет на себя оператор. Но главное, это свобода. Велосипед можно обнаружить с помощью мобильного приложения в любой точке города и, соответственно, оставить его можно тоже где угодно. Но в этом и кроется подвох.

4733

Механик Ofo среди требующих ремонта велосипедов. Фото: Kevin Frayer/Getty Images.

Недавно британская газета The Guardian выпустила материал, автор которой Доминик Руш выражает скепсис по поводу будущего таких систем. В качестве главного примера он приводит родину облачных прокатов, Китай, в городах которого выставлено около 16 миллионов облачных велосипедов. Порой они образуют огромные завалы, разбор которых требует вмешательства городских властей. Так администрация Гуанчжоу была вынуждена организовать парковку для 23 тысяч брошенных на улице велосипедов, а один из жителей Пекина, обнаруживший брошенный велосипед в кустах у своего дома, сетовал в интервью газете New York Times, что с появлением облачных велопрокатов люди потеряли всякий стыд и обращаются друг с другом как с врагами.  В других частях света дела не лучше. В Великобритании велосипеды бросали на железнодорожных путях. В Австралии анонимный художник использовал их как материал для скульптур, перегораживающих собой тротуары.

4895

Уличный арт-объект из велосипедов в Мельбурне. Фото: Michael Dodge/Getty Images.

Cтарший преподаватель ньюйоркского коллежа Вагнера Уттицо Дасгупта сравнивает проблему облачного проката с «трагедией общин», экономической теорией, согласно которой люди, получая доступ к общим ресурсам, ведут себя эгоистично.

Велосипеды Gobike в Альметьевске, где под них размечают специальные парковки. Фото: Аркадий Гершман.

Руш считает, что среди людей, создающих проблемы с облачным покатом, есть два основных типа — собственно пользователи системы и вандалы. Первые, после того как конкурирующие компании наводнили города своим велосипедами, просто перестали понимать их ценность. Вандалы действуют вполне сознательно, но и в этом случае количество велосипедов имеет значение — чем их больше, тем шире возможность для безобразия.

После того как конкурирующие компании наводнили города своим велосипедами, люди перестали понимать их ценность.

Компании-операторы надеются навести порядок с помощью технологий. Например, MoBike повышает тарифы для пользователей, которые паркуются безответно. Но, как справедливо замечает Руш, это едва ли повлияет на вандалов и воров. Между тем число велосипедов будет расти по мере того как усиливается конкуренция между операторами. Компании MoBike и Ofo только за последний год получил по миллиарду инвестиций. Прокат LimeBike, запустившийся год назад, получил 62 миллиона от инвесторов, включая Андриссена Хоровица, который ранее вкладывал деньги в Skype, Twitter и Instagram. «Мы живем в эпоху велосипедных войн», — заключает Руш. Хотя кто знает, может он просто слишком сильно симпатизирует традиционному велопрокат, который не выдерживает конкуренции с облачными системами.