Наука & Жизнь

Велобайк и выборы — что у них общего

Карта районов, жители которых чаще голосуют за кандидатов от оппозиции, удивительным образом совпадает с расположением станций городского велопроката. Пытаемся понять, что это значит.

В прошлые выходные в Москве прошли выборы муниципальных депутатов — низового уровня представительной власти в городе. В 62 районах города победили 266 кандидатов, которых можно определить словом оппозиция. За редкими исключениями, это люди, выдвинутые партией «Яблоко» (что не обязательно означает членства в ней) либо самовыдвиженцы из штаба Дмитрия Гудкова. Где-то такие депутаты взяли всего несколько мест, но есть районы, в которых у них большинство.

Архитектор Лёля Жвирблис сопоставила карту оппозиционных районов с картой велопроката проката и получила интересный результат — там, где есть станции «Велобайка», люди чаще голосуют за альтернативную политическую повестку. Означает ли это, что велосипеды смягчают людские сердца и превращают своих пользователей в приверженцев демократических ценностей? Это было бы очень приятно и здорово, но, к сожалению, это не так.

Оппозиционные районы и расположение «Велобайка». Карта Лёли Жвирблис.

Карту оппозиционных районов также сравнивают с картой расположения супермаркетов «Азбука вкуса» — и тоже обнаруживают сходство. Ну а поскольку такие магазины признак зажиточного района, то выходит, что оппозиционный электорат — это люди с неплохими доходами. Лучшие результаты у демократов получатся в центре и районах, где традиционно жила советская интеллигенция. Это места с большим количеством магазинов, кафе и культурных институций. Жить в таких районах престижно, а значит довольно дорого.

Оппозиционные районы и расположение «Азбуки вкуса». Карта The Village.

Вряд ли руководство велопроката и власти города при расстановки станций «Велобайка» учитывают стоимость квадратного метра жилья на прилегающих улицах. Но они наверняка принимают во внимание наличие там разнообразных точек притяжения — все тех же магазинов, кафе и культурных институций, влияющих на цену недвижимости.

Велосипед мог бы решить проблемы бедняков, которые не имеют денег на автомобиль, мало времени уделяют физическим упражнениям и живут вдалеке от общественного транспорта.

 

В американских изданиях про урбанистику часто пишут про велопрокат в контексте социальной справедливости. Станции проката в городах США чаще всего ставят в престижных «белых» районах, а неблагополучное цветное население воспринимает велосипед как игрушку для пресыщенных белых богатеев. И в этом заключается проблема, ведь велосипед мог бы решить проблемы бедняков, которые часто не имеют денег на автомобиль, мало времени уделяют физическим упражнениям и живут вдалеке от маршрутов общественного транспорта. Вся эта картина всегда казалась бесконечно далекой от нашей ситуации, но карта Лёли Жвирблис показывает, что разница не так уже велика.

В Москве, конечно, нет такого сильного социального расслоения по районам. Но и здесь доступ к велопрокату — это привилегия жителей более успешных и престижных районов. Что из этого следует? Нужно двигать «Велобайк» в депрессивные «спальники» или даже стимулировать его использование среди людей с низкими доходами (в некоторых американских городах малообеспеченные могут получить доступ к прокату по льготной цене). Появление там проката не сможет в один момент сделать тамошних жителей богаче или либеральнее. Зато позволит им пользоваться удобным, дешевым и полезным для здоровья транспортом наряду с теми, чья жизнь более «элитна». Это вопрос социальной справедливости, без которой никакие либеральные ценности вообще не имеют смысла.