Наука & Жизнь

Как закалялась Strida

Дизайнер Марк Сандерс рассказал лондонскому журналу Velorution о том, как создавался складной велосипед, сегодня известный нам как Strida.

Появившийся на свет в 1984 году велосипед Strida до сих пор способен поставить в тупик своим видом: вместо привычной цепи у него кевларовый ремень, а рама имеет форму треугольника и выглядит не слишком надежно, хотя на практике выдерживает нагрузку до 110 кг. Хозяевам этого велосипеда нередко отвечать на вопросы прохожих в духе : “А вы не в цирке работаете?” Однако Strida примечательна не только внешностью. Велосипед складывается и раскладывается за считанные секунды, в собранном виде настолько компактен, что его можно хранить на работе под столом или сдать в гардероб, и несмотря на крохотные колёса ведёт себя на дороге достаточно шустро. О том, как появилось на свет такое чудо дизайна рассказывает его создатель, Марк Сандерс.

Итак, в 1984 году вы решили сконструировать складной велосипед. Как родилась идея Strida?

Самое забавное, что это случилось в разгар “бензинового” этапа моей жизни. Я иногда использовал велосипед по работе, но в основном занимался реставрацией автомобилей. Ради возвращения в колледж я бросил работу инженера-дизайнера, которая приносила мне неплохие деньги, и вынужден был каждый день ездить из Виндзора в Лондон. Так что я находился в поиске самого быстрого и экономичного транспорта. Я попробовал ездить на машине, но это был не вариант: парковки не найти да ещё и пробки кругом. Поезда всем хороши, но чтобы добраться из дома до станции и от станции до учебы, приходилось идти пешком около мили. Дизайн складных велосипедов в то время был в зачаточной фазе. Можно было купить Bickerton или Brompton — этим выбор ограничивался. Я задумался, а нельзя ли придумать что-нибудь попроще? Все что мне требовалось, это велосипед, на котором я смогу добираться до и от станции, преодолевая основное расстояние на поезде. Так почему бы не сделать велосипед специально для этой цели?

image

Мне в тот момент по учебе как раз требовалось выбрать проект, сочетающий в себе инженерию и дизайн, но мой преподаватель запротестовал: “Нет-нет, велосипед изобрели сто лет назад. Что ты сможешь к этому добавить? Давай что-нибудь попроще. Тостер, например”. Думаю, в истории был момент, когда какой-нибудь служащий американского патентного бюро сказал себе: “Все, патенты больше не нужны, потому что всё полезное уже изобретено”. И только представьте, сколько ещё новых вещей было создано с тех пор!

Возможно, об этом знают не все, но ведь в основе дизайна Strida лежит складная детская коляска. Правильно?

Совершенно верно. Такая коляска в силу своего предназначения проводит в сложённом виде 50%времени, она длинная и узкая как зонтик или трость и у неё есть колесики — так что это был вполне подходящий образец. Я подумал — у велосипеда в любом случае есть два колеса, так почему бы их не использовать?

Складные велосипеды и их знаменитые хозяева 

Вы в тот момент были любителем езды на велосипеде? Что он для вас значил?

Я много катался на велосипеде в детстве, для меня он был средством побега от обыденности. Когда тебе одиннадцать лет ты можешь сказать: “Мам, я на велике прокачусь”, — и укатить куда глаза глядят. Ты можешь уехать на много миль от дома, забраться в какие-то места, куда тебе запрещено ходить, и никто об этом не узнает. Просто фантастика! Плюс это чувство свободы. А вот стремления разогнаться как можно сильнее у меня никогда не было.

image.png

Откуда взялось название Strida?

После того как я спроектировал Strida в 1984 году в рамках магистерского курса промышленного дизайна, я познакомился с одним маркетологом, который решил найти под это дело инвестиции и открыть компанию. Он написал бизнес-план и собрал совет директоров, который в свою очередь нанял маркетинговую фирму, чтобы они придумали название. Это была одна из лучших PR-компаний на тот момент — была потрачена куча денег. В итоге они придумали несколько названий, самым популярным из которых было The Blake. Они уже почти запустили велосипед под этим названием, но во время очередного заседания девятилетний сын одного из директоров, которого усадили за стол вместе с большими дядями, спросил: “Пап, а почему вы не назовёте его Strida?” Отец поинтересовался, почему Strida. “Ну ты же сидишь на нём верхом и движешься, как будто идёшь широкими шагами”. (Примечание переводчика:  astride — сидеть верхом,  stride — широкий шаг). Выбор был сделан. Этот директор побратил огромные деньги, а его сын придумал такое отличное название. Парню заплатили что-то окопов 150 фунтов. Большие деньги в таком возрасте!

Как вам кажется, городская велокультуры развивается сверху, через инициативы чиновников, или снизу — через спорт, музыку, моду и так далее?

Думаю, что должно быть и так, и эдак. Для меня велосипед это прежде всего средство расширить человеческие возможности. Это штука, на которой ты уедешь в три раза дальше и в три раза быстрее, затратив столько же энергии, как и человек, который идёт пешком. Это то, что я хочу донести до людей. Велосипед в городе — это разумно.

Сейчас многие пытаются делать велосипеды с ремённой передачей. Как они вам?

Я рад этому разнообразию, потому что в своё время многие уважаемые велодизайнеры сомневались в моем решении поставить ремень на Strida: «Это же не упаковочный конвейер, а велосипед!” — говорили они.

То есть, когда появилась Strida с ремнём вместо цепи, для многих это был сюрприз?

Я изначально планировал поставить на неё ремень, но многие думали, что это не сработает. Они даже не пытались проехаться на велосипеде — это были типичные диванные критики: “Треугольник? Рама должна иметь форму ромба. Ремень? Должна быть цепь”. А когда я их спрашивал: “Вы хоть ездили на этом велосипеде?”, они отвечали: “Нет”.

За двадцать с лишним велосипеды Strida купили себе тысячи людей. Выходит, ваши критики ошибались?

Ну как вам сказать… Когда компания Apple выпустила телефон со стеклянным экраном, многие тоже говорили, что он не будет работать.

На фото вверху: Марк Сандерс.