Наука & Жизнь
Добавить комментарий

Труба зовет

Я хочу трубы гнуть”, — делится своими жизненными планами Никита Сергеев. Учитывая богатырскую наружность моего собеседника, легко представить, что речь идет о каких-то цирковых подвигах в духе Ивана Поддубного. В реальности Никита делает велосипеды, и тоже вполне богатырского сложения. Такие модели в народе называют “растабайками”, но, как выясняется по ходу разгоовра, “Растабайк” (точнее даже R.A.S.T.A.Bike) это такое сообщество, а крупногабаритные велосипеды с удлиненной фигурной рамой именуются чопперами, круизерами или бобберами.
Терминология пришла из мотоциклетного мира; собственно, условные “растабайки” — это и есть производные мотоциклов, и порой их сложно отличить друг от друга. “Я стараюсь соблюдать эту грань, — объясняет Никита. — Даже если есть мотор, все равно надо крутить педали, чтобы ехать”. У стоящего перед нами велосипеда-гиганта педали тоже предусмотрены, но больше для понта, чем для дела — все решает 250-кубовый двигатель. “Еду я как-то на нем по Ленинградке со скоростью километров восемьдесят в час, а рядом поршак — я гляжу на него и медленно так педали кручу”.

rPQ0dASsiNw-1
Сергеев занимается велосипедами уже девять лет, одно время состоял в как раз-таки в R.A.S.T.A.Bike, а теперь работает сам под маркой Custo и базируется в одном из корпусов бывшего завода “Кристалл“. Внутри просторно: от двустворчатых дверей, больше похожих на ворота, открывается анфилада — два зала и коридор, облицованные сероватым кафелем. Никита делит это помещение с кузнецами, деревянщиками и прочими мастерами на все руки.

Processed with VSCOcam with a7 preset
Вдоль стен и под высоко расположенными арочными окнами — стеллажи и рабочие столы с ящиками. Все как в обычной веломастерской, только масштабнее, под стать самой продукции. На одном из верстаков разложен лист бумаги — шаблон будущей рамы, по которой мастер гнет трубы. Для придания констукции жесткости использутся так называемые косынки — металлические вставки. Они также обеспечивают раме декоративный вид в духе стим-панка. “Каждый мой велосипед проработан с точки зрения деталей. Я делаю кинетические скульптуры, произведения искусства, — говорит Никита. — Мой велосипед, когда на нем не ездят, должен висеть на стене и украшать собой интерьер. Когда на него смотришь, получаешь эстетическое удовольствие”.

mNDA-roGOC4
Цена у велосипедов — соотвествущая декоративно-прикладному потенциалу. Одна только рама может стоить до восьмидесяти тысяч рублей. С другой стороны, процесс создания тоже не быстрый: “Один велосипед собираю примерно три месяца”. Так что на бизнес это мало похоже.
Чтобы держаться на плаву, Никита придумывает всякие штуки. Берется за интерьерные заказы, к велосипедами отношения не имеющие, например, мечтает сделать для какого-нибудь лофта диван и кресла из старых цистрен, которые пока хранит на заднем дворе. Помогает с ремонтом ребятам из расположенной по соседству бисиклетной Peugeot. А летом при CustoBikes заработала первая в Москве велокухня Bike Kitchen Moscow, хотя тут коммерцией тоже особо не пахнет.
Велокухня сделана по образу и подобию аналогичного калифорнийского проекта — общественной мастерской, где каждый может воспользоваться инструментом и получить профессиональный совет за небольшую плату или волонтерскую помощь. Никита, в отличие от калифорнийцев, денег с посетителей велокухни пока не берет, но принимает оплату бартером — в углу мастерской складирована целая куча старых велосипедов, которые предполагается пределать во что-то нужное и интересное. Правда, пока не понятно, во что именно.

Processed with VSCOcam with a7 preset
Велокухня работает каждый понедельник с 6 до 9 вечера. Пока мы общаеся с Никитой, за одним из верстаков парень в синей майке выправляет восьмерку на колесе своего велосипеда. “У меня еще с прошлой мастерской была идея организовать клуб юных техников, чтобы у людей было место, где можно руки приложить. Я в юности сам собирал мопеды дома на коленке и теперь хочу помочь людям”, — рассказывает Никита, переодически отвелкаясь, чтобы помочь посетителю. Станок для правки колес и чемоданчик с инстументами — этим аресенал средств, имеющихся в расплояжении велокухни, пока ограничивается. Логотипа и вывески тоже пока нет — тут Никита как раз надеется на помощь волонтеров. “Я подумал, что надо начать в любом случае. Нормальный велосипедный инстумент, стойки для велосипдов — все это подтянется следом”, — говорит он.
Парень-посетитель велокухни тем временем заканчивает ремонт и отправляется домой. А Никита расуждает о перспективах и не исключает, что от штучных моделей когда-нибудь перейдет к серийному производству. Но непременно таких, чтобы педали были впереди седла — так посадка получается удобней. Возможно все, были бы трубы.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s